ПОДЕЛИТЬСЯ

Эти материалы обнаружил в Кубанских областных ведомостях. Где подробно описывается партизанская война между ашкарскими подразделениями горцев -абазин с казаками и регулярными частями Российской армии при закладке станиц на нынешней территории Зеленчукого, Урупского и Мостовского района. Заметим, что во многих материалах потери казаков часто занижали да и абазин выставляли какими-то хищниками или просто разбойниками с большой дороги. Но ни как не доблестными войнами или защитниками своего отечества. Тем не менее порой им приходилось описывать с восхищением отвагу предков нынешних ашкарцев, аулов Старо-Кувинск, Апсуа и Новокувинск. Вот, что пишет нынешний историк О. Матвеев о работе Матвея Санькова. »
Образы соседей-неприятелей в «Описании…Урупской бригады» определяются войной и борьбой с участниками набегов на станицы, ответными акциями казачьих отрядов против горских аулов. Поэтому противостоящие урупским станицам абазины однозначно называются Саньковым «хищниками». «Поселение бригады, — отмечал историк, – производилось в самое тревожное время – с 1858 года, в близком соседстве с хищными и непокорными племенами Тамовским и Кызылбековским, которые делали частые хищнические набеги». Кызылбековцы, получившие своe наименование от княжеской фамилии, жили шестью селениями и также как и тамовцы большей частью выселились в 1861 г. в Турцию, не удостоились более подробного рассказа. Тем не менее, автор отдаeт должное своим противникам, не раз говорит об их «отчаянной храбрости», умелой тактике нападения и защиты, устройства засад.

Сама доблесть казаков раскрывается в очерке М.И. Санькова через описание «отчаянной храбрости» абазин. Рассказывая о противостоянии команды казаков, возглавляемой полковником Е.Ф. Семенкиным, в 40 человек и превосходящего еe в 5 раз отряда горцев 17 мая 1858 г., автор отмечал: «Тут неприятель, спешившись наполовину, снова отчаянно бросался на команду, но с тою же храбростью, с которою казаки дрались уже более часа, был опрокинут, оставив в руках казаков одного из самых отчаянных горцев с полным вооружением». ТЕКСТ.

Описание поселения 5-й (Урупской) бригады Кубанского казачьего войска и отдельных действий частей против непокорных горцев.
6 июня 1861 года из укр. Хамкентинского , для разъезда и расставления пикетов, была послана Урупская сотня №18-го полка, в числе 115 человек. Командовавший оною хорунжий Саньков, осмотрев окрестности западной стороны укрепления, перешел на южную, и только, что выехал на довольно узкую поляну, обрезанную с двух сторон глубокими балками, заросшими густым лесом, как вдруг, не более в 150 саженях, из балки с правой стороны выскочило до 200 человек конных горцев, имея ружья на готове. Верно сообразив невыгоды своей позиции, Саньков, в две-три минуты, перешел с сотнею на карьер на небольшую возвышенность, за которую спешившиеся казаки, моментально укрыв своих лошадей приготовились к бою, и окруженные стрех сторон, геройский устояли против самых близких двух ружейных горцев, которым ответив тем же с криком ура…., перешли в наступательное положение. И смелым и настойчивым преследованием гнали горцев по поляне, до лесу, на протяжении двух верст, отбив при этом несколько огнестрельных оружия и три шапки. Неприятель был прогнан в сплошной лес.
В деле этом, потери Урупских казаков закючалось: в раненых трех казаках и пяти лошодях. Сотенный значек был пробит в трех местах.
8-го июня 1862 года, перед рассветом, скопище горцев южного склона, в числе 2 000 человек, напало на ст. Псеменскую. Две сотни 5 бригады, Попутная и Исправная, находились в это время в гарнизоне этой станицы, кроме пехоты.
Нападение неприятеля было с той стороны, где стояло по фасу Попутная сотня, которая хотя стойко приняла удар, но большою массою была смята, и неприятель ворвавшись через ограду, по трупам защитников , в станицу, рассеял остальных казаков, причем был убит, командир Попутной сотни есаул Бакуринский. Это было так быстро и неожиданно, что Попутная сотня, одна, естественно не могла удержать весь наплыв сборища.
Когда неприятель, рассыпавшись по станице, предался грабежу домов и появился уже на станичной площади, то командир сотни Исправной поручик Лиев, с частью казаков своей сотни всегда являлся там, где было более опасности, поражая шашками горцев. Потом когда часть сборища бросилась к коновязи Исправной сотни, то Лиев, воодушевя казаков, не только не допустил неприятеля воспользоваться добычею, но заставил заплатить за эту дерзость, тут же десятью убитыми. Такими смелыми ударами, сотня Лиева оказала примерное молодчество и важную помощь при отражении скопища. Попутная же сотня, несмотря на значительную свою потерю при отступлении горцев, снова храбро дралась, положив на место боя, при занимаемом ими фасе, более 10 неприятельских тел.
При нападении этом, неприятель оставил в станице более 46 тел, отбито у него два значка, и взято два человека в плен.
С нашей стороны убито: казаков 10,ранено 14, захвачено горцами лошадей 30, убито и ранено 15. За отличие в этом деле поручик Лиев награжден орденом Св. Владимира 4-й степени., а казаки знаками отличия военного ордена.
В последних числах августа 1862 года, летучий отряд двинулся для осмотра верховьев р.Зеленчуга и его окрестностей. 30 числа вблиз долины Загдана, на р. Пхэ, нами услышан был крик овец, и когда двинулись к тому месту, то увидели, что горцы быстро угоняют скотину и овец на р. Пхэ, в сплошной лес. Для отбития этого скота Семенкин послал сотника Санькова- с сотнею казаков.
По труднодоступным оврагам, Саньков повел сотню на перерез горцам, и как конным положительно нельзя было следовать, казаки бежали спевшимися. Несмотря однако же на это, горцы успели уже перегнать свой скот через реку, в огромный лес, а сами для встречи казаков засели по ту сторону у обрывистого берега. Только, что казаки успели подбежать к берегу, как из опушки густого леса неприятелем был сделан залп из ружей. По крику Санькова ура, казаки бросились через реку, сбили неприятеля ,который бежал в рассыпную, и скот был отбит. Всей добычи нам досталось: 22 штука рогатой скотины, 400 овец и одна лошадь, кроме того взяты некоторые вещи, найденные на кошу неприятеля. Добыча это поступила: половинная часть в пользу станицы Псеменской, потерпевшей разорение от нападения неприятеля, а другая часть в пользу всего отряда.
По соглашению Генерала –Адьютанта графа Евдокимова с Кутаисским Генерал Губернатром, 24 августа 1863 года, было предписано полковнику Семенкину, для нравственного влияния на покорные общества южного склона, произвести движение особым летучим отрядом, от передовых нагорных станиц Урупской бригады, чрез Марухский перевал, до укр. Сухум-кале.
В состав этого отряда назначено две сотни: одна из 5-й, а другая из 7-й бригады и команда милиции в чиле,30 человек Зеленчукского округа.
30 августа летучий отряд под командованием полковника Семенкина, выступил из станицы Сторожевой; это был первый отряд, которому предстояло перейти с северного на южный склон, по этому он чрезвычайно заинтересовал участников.
2 сентября, с пяти часов утра, отряд двинулся к Марухскому перевалу, пройдя с величайшим трудом около 3 верст по ледникам, которые образовались из лежащего там в огромной массе вечного снега, и примыкают к весьма крутому каменистому подъему, по коему пролегает в скалах довольно узкая тропа. На этом льду, а в особенности, на обрывистом гранитном подъеме, многие лошади падали и получали значительные ушибы и раны, а некоторые убивались насмерть.
В облегчение лошадей, имевшийся провиант и весь приказано было людям переносить на себе на перевал. Такой затруднительный подъем занял 6 часов времени, пока весь отряд вышел на верх.
Отдохнувший весь отряд на главном хребте высоты Маруха, отряд начал спускаться на южный склон. Спуск этот представлял огромную затруднения; нужно было с больших крутизн спускаться на ледники, занимающие пространство около двух верст, часто и глубоко прорезанными водяными ручьями, образовавшимися от оттепели. При следовании дальше, постоянно встречались то трудные подъемы на горы, то затруднительные спуски, отчего лошади при сильном напряжении, теряли подковы и от изнурения падали в кручи и ушибались на смерть.
5 сентября отряд направился по вновь разработанной войсками троп, надеясь, что это дорога менее затруднит движение, но и тут пришлось разочароваться: тропа это проведенному по водораздельному хребту р. Амхяля, покрытому густым лесом, при сырой погоде не осушиваеться солнцем, и как грунт земли глинистый, то и образовалась липкая грязь, глубиною в аршин. В грязи этой на протяжении около 25 верст много битых острых камне, от коих лошади повредили ноги и сильно выбились из сил. К довершению их изнурения от пути к горы Уламба и далее от укрепления Цебельдинского, совершенно нет травы, и лошади только поддерживались небольшим оставшимся запасом овса сухарями. Несмотря однако же на все затрудненияи и препятствия к вечеру 5 же числа, отряд прибыл в укр. Цебельдинское. Здесь Семенкин, оставя отряд для отдыха с частью доброконных казаков и милиционеров, 7 числа сентября отправился в город Сухум, куда и прибыл в половину дня.
Как время сближалось к упадению в горах снега который лишил бы отряд возможности к обратному следованию, то после десятидневного отдыха в Цебельде, 15 сентября отряд вступил обратно, прежнею дорогою. На пути следованию 18 сентября, командующий войсками в Абхазии Генерал Майор Шатилов, получив достоверное сведение, известил Семенкина, что Ахчипсхувцы с частью жителей Айбга и Цвижо, составили партию в числе 100 конных и 500 пеших, с целью действовать против войск разрабатывающих из Цебельды к главному хребту дорогу, или возвращающегося отряда. В следствии этого, в подкреплении отряда, был дан батальон пехоты до перевала Марухского. Между тем летучий отряд не встретив на пути неприятеля, совершив благополучно обратное движение, 22 сентября прибыл в станицу Старажевую.
Движение летучего отряда из станицы Сторожевой в Сухум, было совершено в 8 дней и во столько же времени обратно.
За все время движения летучего отряда, в оба пути потеря лошадей с милиционерскими простиралась до 65 штук, считая, в том числе палых от изнурения и ушибов, а так же и убившихся с круч. Больных чинов не было.
Описание поселения 5-й (Урупской ) бригады Кубанского казачьего войска, и отдельных действий ее частей, против непокорных горцев.
Первая станица, поселенная в 1856 году на р. Уруп были Безскорбная и Попутная; в следующем году, выше этих станиц, водворена станица Отрадная; потом, в 1858 году, было преступлено к поселении разом 6-ти станиц: Удобной и Передовой, в верх по Урупу и Исправной на р. Большом Зеленчук, ниже бывшего Каменномостского Укрепления, Сторожевой возле Надеженского укрепления, при слияния рр. Кяфара и Бежгона, Спокойной и Подгорной-на р. Большом Тегень.
По присоединению к этим 9-ти станицам, трех старых поселенных еще в 40-х годах на р. Чамлык и Уруп (Вознесенской, Чамлыкской и Урупской), из этих 12-ти станиц в 1858 году составлена бригада, которой дано название «Урупская», в состав двух полков 1-го и 2-го Урупских (ныне №18 и 19-й).
Командиром Урупской бригады и начальником Урупской линии, назначен из гребенцев, войсковой старшина( ныне полковник) Семенкин, а командующими полками и начальниками кордонных участков войсковые старшины: 1-м Урупским-Демидовский, (ныне полковник-Командир 6-й бригады, из Владикавказского казачьего полка), 2-м Урупским-Венеровский ( ныне подполковник-Камандир 24-го полка, из Горского казачьего полка).
В 1859 году поселены две станицы, по прямой линии от Сторожевой, к верховьям Кубани на р. Зеленчук-Зеленчукская, а между рр.Аксаутом и Кардаником-Карданикская. За тем в 1860 году поселены: еще две станицы, одна в верховьях малого Тегеня –Надежная, а другая в верховьях р. Урупа -Преградная.
Каждая станица поселялась в числе 300 семейств.
По переформировании в 1861 году бригад, две старых станицы- Вознесенская и Чамлынская, и две новых Преградная и Подгорная, отошли; первые две в 6-ю, а последняя в 7-ю бригаду.
В состав 12 станиц, оставшихся в 5-й бригаде, заключалось семейств, офицеров 46, урядничьих и казачьих 3687,- а всего 3728. Число этих семейств образовалось из разных элементов: линейных 1988,донских 296, малороссийских казаков и государственных крестьян 359, анапских поселян 495, и армейских –женатых 590, всего в числе душ: мужского 11,734, женского 9,983.
В конце 1866 года, по упразднен и расформировании 7 бригады, к 5 бригаде причислено 6 станиц: Подгорная, Безстрашная, Отважная, Ахметовская, Псеменовская и Преградная, а от 5 бригады отчислена в тоже время станица Урупская- в 6-ю бригаду.
Переселенцам на каждую душу обоего пола производился провиант: линейным в течении 5 лет, а прочим в течении 4 лет, от 7 лет и выше полная-дача, а ниже 7 лет половинная; порционные деньги по 2 категории, в течении этого времени служащим и не служащим казакам.
В единовременное пособие отпущалось на каждое урядничье и казачье семейство, линейным по 71 руб, 71 коп., а прочим по 107 руб, 14 коп.; на вооружение выдовалось; первым по 10, а последним 15 руб. офицером отпущалось в пособие –единовременно по 285 руб. 71 коп., а жалование им производилось по окладам армейской легкой кавалерии- в течении 6 лет. Сверх того на непредвидимые случаи и общественные постройки на каждую станицу производилось по 1500 рублей.
Вместе с приходом переселенцев, места под станицы приготовлялись армейскими войсками: вокруг четырехугольником выкапывались рвы шириной в 3 арш. И такой же ширины; по брустверу становился двойной плетень, набиваемый землею и опушиваемый колючим растением, с 4 или 6-ю на фасах орудиями.
Жителей выпускались за станицу на полевые работы только днем с прикрытием от войск, после предварительного разъезда скрытных мест, и убеждения, что присутствия неприятеля близко нет. Скот выгонялся на пастьбу не далее версты от станицы, под прикрытия от войск пикетами.
Между станицами утверждалось для 25 человек и более посты по оному и по два, смотря по расстоянию, с такое же огорожею как и станицы, с одним или двумя орудиями и с вышкою у ворот для часового. После утреннего объезда окрестных скрытых мест, ставились наблюдательные конные пикеты: в местах более опасных, один из часовых был на коне,- а ночью большая часть команды выходила для занятия секретов.
В случае появления непокорных горцев, установлено было кардонною инструкциею делать из орудий сигнальные выстрелы. По этой тревоге, если неприятель шел на станицу, жители местный гарнизон спешили с оружием к станичной канаве для отражения; а ежели неприятель нападал на кого либо в поле, то бежали туда для преследования. По оружейным выстрелам, окрестные станицы обязаны были принимать сигнальные выстрелы для оповещения других станиц о тревоге, а казаки должны были скакать от туда на помощь к месту произшествия.
Для защиты своих жилищ в первый год поселения, разрешено было сформировать по полсотни казаков в каждой станице, и на следующий затем год весною, вторую полусотню, первой и последней с производством следуемого от казны и войска полного довольствия. В течении этих трех лет, сотни эти занимали только посты и резервы, а по истечению этого срока, сотни стали высылаться на службу уже в не своей бригады.
Поселение 5 бригады производилось в самое тревожное время с-1858 года, в близком соседстве с хищными и непокорными племенами Тамовским и Кызыльбековским, которые делали частые хищнические набеги.
Полки 5 бригады, составляли кордонную стражу на Урупской линии, неоднократно были в действовавших отрядах и делах с горцами, под начальством генералов: Евдокимого, Ольшевского и Геймана, Полковников: Семенкина, Нолькена, Кишинского и Шульги.
О тех делах Урупских сотен с горцами, о которых доступно было собрать сведения, излагается ниже сего; об участвовании же Урупских казаков в делах при нападении горцев на укр. Хамкеты и другие пункты, где они доблестно поддерживали славу казаков, в бригадном архиве, к сожалению, нет письменных сведений.
1858 год.
17 мая при осмотре командиром бригады Семенкиным вновь устраиваемых 6-ти станиц,
И при переезде его из Урупской теснины в ст. Исправную, что р. Большом Зеленчук, в семи верстах от каменного моста через Зеленчук, при подъеме на довольно высокий хребет, отделяющий Уруп то Зеленчука, при закате солнца, кинулась конная партия горцев около 200 человек, скрывавшаяся в близ дороги в лесистом глубоком овраге. Неприятель подскакал на самую близкую дистанцию, сделать по казакам ружейный залп. Семенкин , имея при себе 40 казаков, и в том числе много молодых и не бывших еще не разу в деле, из вновь поселенной из ст. Отрадной, тотчас приказал им спешиться и редкими, но меткими выстрелами удержал натиск неприятеля. Горцы, видя решимость и стойкость команды казаков, завязали сильную перестрелку, повторяя самые отчаянные нападения; во всякий раз молодецкий были отбиты. Между тем, Семенкин, убедясь, что по отдаленности от Каменномостского укрепления и устраиваемой а ним станицы около 3-х верст. Выстрелы не могут быть слышны, решился подаваться вперед, и сражаясь шаг за шагом достиг самой возвышенности хребта. Тут неприятель, спешившись на половину, снова отчаянно бросался на команду; но с той же храбростью, с которою молодые казаки дрались уже более часа, был опрокинут оставив в руках казаков, одного из самых отчаянных горцев, с полным вооружением.
За это дело, Семенкин награжден орденом св. Владимира 4 ст., и в память этого молодецкаго дела, посту устроенного на гор, где происходил бой-дано высшим начальством наименование «Непобабедимаго».
По случаю неудобной местности Тегинской теснины два поселения станицы Подгорной, согласно просьбы жителей, было избрано другое место в низ по р. Тегеню, на три версты. 31 мая, когда было преступлено к разбивке нового места и перевозке имущества переселенцев, сборище горцев, более 500 человек, выскочила из леса, и разделяясь на две партии бросились: одна на транспорт с имуществом, другая на жительский скот. И как горцы напали неожиданно, то первоначальный перевес был на их стороне. В это время подъезжал к станице Командир бригады, которой с частью бывшей при нем, сотни Урупской бригады сильно врезался в толпу неприятеля, напавшего на транспорт в жительским имуществом. Хищники не ожидая такого отважного и стремительного налета, бросили добычу и разбежались по лесу. После этого, Семенкин с Урупцами поскакал к той партии, которая гнала уже жетельский скот и вела перестрелку с сотнею Волгской бригады (ныне 1-я бригада Терского казачьего войска) и присоединив к себе эту сотню, быстро повел казаков на неприятеля в шашки. Не выдержав такого дружного и смелого удара, горцы бросили скотину и скрылись в лесу, откуда они уже не решились выйти. Неприятель на месте боя оставил в наших руках 8-м тел.
В следствии известных о сильных неприятельских сборищах, имевших намерение напасть на вновь устраеваемые в 1858 году станицы Урупской 5-й бригады, б ыли посланы пластунские из казаков команды по скрытым местам, для разведывании о неприятеле. Одна из таких команд из числа 17 человек, 5-го июня открыла выше верховьев р. Большого Тегеня следы партии горцев в числе 35 человек, направлявшихся к этой реке, как видно, как видно следовавших из сборища для обозрения расположения войск у ст. Подгорной. Казаки, догнав эту партию, скрытно обошли ее и застали в густом бурьяне. Подпустив горцев на близкое ростаяние , сделали по ним залп и двух горцев убили.
На другой день т. е. 6-го июня, хотя сборище горцев, более 1000 человек, и бросилось было на ст. Подгорную, но по предворению пластунов и по принятым мерам предосторожности было отражено войсками нашими с большим с его стороны уроном.
1859 год.
14 апреля значительная конная партия непокорных горцев, прокравшись за Кубань , отбила у ст. Бекешевской 10 лошадей, и с этою добычею успела безнаказанно переправится обратно, где однако же была замечена кордонною стражею и преследуема до Большого Зеленчука. Переправясь через Зеленчук, горцы хотя и скрылись было в лесистых оврагах, однако же и тут были открыты пластунами ст. Удобной, которые и дали знать в эту станицу, а преследовавших хищников, хоперская команда и милиция, дала знать в станицу Исправную. По этому известию под Удобной под начальством харунжаго Тиманого, а из Исправной сотника-Агибалова, быстро собрались казаки где скрылись к тому месту горцы. Открыв их в лесу, настойчивым наступлением принудили сперва бросить добычу, а потом и своих лошадей. После этого хотя горцам удобнее было по лесистым оврагам скрываться и отстреливаться, но казаки видя, что таким образом горцы могут протянуть дело до ночи и потом ускользнуть, пренуждены были выбивать неприятеля сплошной цепью и таким способом не давая ему скрываться убили 8 человек. В этом деле с нашей стороны убито казаков: 2 и ранено: офицеров 1, казаков 3 и лошадь 1
14 июня после утреннего разъезда , часов в 8, было выпущено из станицы Передовой стадо, жительского скота на подножный корм, под прикрытием в ведении подпрапарщика Короводина с 50 рядовыми 22 роты 6 резервного батальона Лейб Гренадерского Эриванского Его Величества полка, 30 казаками при одном уряднике и двух станках ракетной команды 2 (ныне 15) С тавропольского казачьего полка.
Здесь необходимо пояснить, что станица Передовая поселена кА бы в дефеле, шириною не более как в полторы версты, с обеих же сторон лежат большие горы с огромными оврагами, покрытые лесом; левую сторону омывает Уруп, покрытый почти до ограды станицы лесом; поэтому то, хищнике в числе до 1000 человек незаметно переправившись через р. Уруп ниже станицы и пройдя вдоль берега лесом, вышли под самую станицу в момент сняли прикрытие и заняли весь рогатый скот, который одна часть сборища погнала к лесам, произрастающим в верховьях Урупа, другая же часть вступила в перестрелку с выбежавшим из ст. гарнизоном, состоявших из неполных двух рот пехоты и полутора сотни казаков.
В это время бывший военный начальник ст. Передовой сотник Штейнъ Фонъ Норденштейнъ отправившийся было по служебной надобности на пост Кубанский с 50 солдатами 6-го резервного батальона и частью казаков, заслышав произведенные по тревоге в станице орудейные выстрелы, хотя и бросился на неприятеля с целью отбить скотину, но как превышавшим его численностью в несколько раз более, был им отброшен. Пехота хотя быстро выскочила по тревоге, но отставая не могла оказать большой помощи кавалерии. При преследовании горцев далее, к Штейну собрались казаки: с фуражировки окрестных постов и из ст. Удобной команды: донского №14 полка и местная. Штейн хотя и водил казаков в атаку и сбивал неприятеля, но тот, отскакав до скотины из прикрытия которого всякий раз поддерживали бегущего новые силы, успел однако же прогнать скот через глубокую теснину, по которой пробивается р. Кува, оставив наши немногочисленные войска в горах и лесах, в самый жаркий день. Дело можно было считать проигранным. Оставалась одна надежда на помощь из станиц или Исправной или Сторожевой, где было три сотни казаков и Ставропольский резервный батальон. Между тем показалась и другая партия горцев не менее 500 человек, остававшаяся в лесу в том месте, откуда сборище первоначально выскочило к скотине. На помощь дрогнувшим было войскам нашим явился из ст. Отрадной с двумя сотнями, командир 5 бригады. Воодушевив казаков , он дружно бросился, на неприятеля, который поспешил сняться со своей позиции. Преследуя врагов шаг за шагом по чрезвычайно трудной местности, войска наши после жаркой схватки заставили его бежать в рассыпную по лесу. После этого Г. Семенкин поспешил по дороге, по которой прогнана была скотина, и на которую из ст. Сторожевой, прискакал с войсками, подполковник Венеровский(командовавший 19 полком Урупской бригады).
Несмотря на крепкую позицию неприятеля и его отчаянное сопротивление, казаки, предводимые храбрыми командирами, наступали бойко и этим заставили его, большую часть скота бросить живьем, кроме порубленного живьем по ущелью. Хотя нашими отважными натисками неприятель был выбит на выгодную для нас позицию, но к сожалению наступившая ночь, заставило прекратить дальнейшее преследование неприятеля, тем более, что в кавалерии нашей проскакавшей к месту проишествия около 45 верст, в жаркий день много лошадей пало, а остальные изнемогали от сильной усталости.
Грорцы кроме ими оставленных в наших руках 15 убитых, понесли значительную потерю, следовательно не безнаказанно обошлась им отбитая скотина, в которой только небольшая часть досталась им в добычу, так как от нашего быстрого преследования и смелого натиска, более сотни скота горцами порублено по дороге, большая часть отбита нами живьем; с верх того отбито у неприятеля 5 лошадей с седлами. Потеря с нашей стороны, понесенная в 12 часовом бою, также не маловажна: убитых 25, раненых 39 и контуженных 4 человека; лошадей: убитых, раненых, павших от сильной скачки к месту произшествия и сделавшихся от тех же причин не способными 139.

Комментарии

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ