Килба о Добровольческом движении: я считал своим долгом быть здесь

    204
    0
    ПОДЕЛИТЬСЯ
    Герой Абхазии Мухамед Килба
    Герой Абхазии Мухамед Килба

    15 августа республика отмечает одну из знаменательных дат, связанных с Отечественной войной народа Абхазии, — День добровольца. Этот праздник посвящен добровольцам Северного Кавказа, Юга России и других республик, пришедших на помощь вопреки трудностям и преградам.

    15 августа 1992 года, на второй день после начала Отечественной войны народа  Абхазии, на помощь абхазскому народу прибыла первая группа северо-кавказских добровольцев во главе с Султаном Сосналиевым. 8 августа 2013 года президент Абхазии Александр Анкваб подписал закон, в соответствии с которым 15 августа объявлено праздничным рабочим днем – Днем добровольца. Среди тех, кто поспешил на помощь своим братьям, был и сегодняшний секретарь Совета Безопасности Абхазии, Герой Абхазии Мухамед Килба. Он поделился своими воспоминаниями о войне и о вкладе добровольческого движения в победу с корреспондентом Sputnik Робертом Джопуа.

    — Мухамед Сетбиевич, где вас застала весть о том,  что в Абхазии начались военные действия и как скоро вы приняли решение прийти на помощь республике?

    — Война застала меня в Черкесске. Весть о войне, естественно, не оставила меня равнодушным. Как военный, выходец из высокогорного абхазского села Псху, как и многие, я считал своим долгом быть здесь.

    — У вас на тот момент уже была семья. Как ваши родные отнеслись к вашему выбору?

    — У меня рос сын. На тот период я был в зрелом возрасте, тем более прошел войну в Афганистане. Если не с радостью и восторгом, то мои мама, папа, сестра и братья сдержанно восприняли новость. В частности, отец сказал, что поделать, у человека такая профессия. Тем более, что до этого знаменательного для меня перехода через Кавказский хребет, я никогда не был в Абхазии. К великому сожалению, на свою историческую родину я попал тропами в самые тяжелые дни для своего народа. Но Абхазия была мне знакома со слов моего отца.

    — Вы ведь не просто воевали  плечом к плечу с абхазскими солдатами. Вам доверили командование Гагрского оборонительного рубежа, вы были  заместителем командующего Гумистинским фронтом, командиром 1-ой бригады Вооруженных Сил Абхазии, командующим Гумистинским фронтом, заместителем министра обороны Республики Абхазия. Все это говорит само за себя. Но все же, помимо того, что вы были командиром, наверняка вокруг были и просто друзья. Возможно ли в  военных условиях иметь близких друзей? 

    Полную версию интервью с Мухамедом Килба слушайте здесь>>

    — Вооруженные силы, вообще военные структуры — это единоначалие и приказы. Все бойцы ко мне обращались на ты и по имени, но я за все это время, находясь на различных должностях, не почувствовал ни от кого какого-либо  даже намека на то, чтобы не выполнить те или иные распоряжения. Необходимости жесткого выстраивания взаимоотношений между командирами и подчиненными, по крайней мере, лично у меня не было. Естественно, в период этой войны на моих глазах молодые пацаны, которые были далеки именно от военных профессий, становились профессиональными бойцами. Бойцами, которые не только выполняли определенные задачи в роли солдата, они становились командирами среднего звена, батальона, роты. Были личности, которые для того периода и для тех задач вполне отвечали требованиям. Естественно были человеческие отношение. Я узнавал Абхазию, этот народ через этих ребят. Естественно не могли  не появляться те или иные ребята, с которыми у меня были более теплые и тесные взаимоотношения. Есть достаточное количество людей, с которыми я до сих пор поддерживаю теплые, братские отношения.  Мне повезло пообщаться с прекрасными людьми во время этой войны.

    — Как, по вашему мнению, добровольческое движение отразилась на современных отношениях с республиками Северного Кавказа?

    — Я хотел бы подчеркнуть, у нас были добровольцы из стран, где проживают предки наших махаджиров. Оттуда огромное количество ребят было здесь, которые искренне и добросовестно защищали страну, сложили свои головы. Огромный вклад внесли в нашу победу. Добровольческое движение на сегодняшний день не присутствовать в строительстве нашего государства, в нашей жизни не может, оно должно быть — это наша история. История одна из самых красивых и мужественных. Сама история добровольческого движения естественно на ровном месте не возникла. Она было мотивирована, продумана и последовательна. Владислав Григорьевич Ардзинба в свое время сделал самый правильный шаг, который возможно было сделать в то время и в кратчайшее время. То есть перед началом войны здесь были проведены различные форумы с привлечением многих людей и слоев населения Северного Кавказа, Юга России, диаспоры. В Сухуме проводились различные мероприятия. Целью было сближение, чтобы обозначить позиции. Это в тяжелые минуты сработало. В первые дни, когда война началась, мы прекрасно помним, в Гудауте не было места, где не располагались бы добровольцы. Естественно, психологически на подъем духа наших бойцов  это повлияло достаточно серьезно.

    — Что для вас этот праздник – День добровольца? И как вы его  отмечаете?

    — Для меня самое главное — видеть эти лица. В прошлом году я участвовал во всех мероприятиях, везде, не только в официальных. Для этих ребят самое главное — встречи и общение, где бы они ни происходили — возле памятника в Гудауте или на банкете, устраиваемом в честь этого дня. Везде идет живое и теплое общение.

    Хочу поздравить с этим праздником друзей и родителей, родных и близких тех людей, которых сегодня с нами нет. Очень нужный праздник и очень значимый, для каждого добровольца, для каждого человека, который болеет за будущее Абхазии и ее народа.

    Комментарии

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ