ПОДЕЛИТЬСЯ
Давид Канделаки
Давид Канделаки

Во времена ледниковых периодов Абхазия была убежищем для древних людей, сюда не доходил ледник, именно поэтому здесь много эндемиков – растений больше нигде не встречающихся, считают историки.

О том, какой была Абхазия десятки тысяч лет назад, когда сюда пришли первые люди, рассказал научный сотрудник АбИГИ, специалист по неолиту Давид Канделаки.

Первая мировая религия

Сейчас Давид Канделаки заканчивает научную работу “Абхазия: эпоха камня и палеометалла”. Мы поговорили с ним о том, какой была Абхазия во времена древнего человека.

—  Давид, расскажите, какие интересные археологические находки и открытия последних лет были в республике?

—  Находок много, всех и не перечислишь. Для меня особо запоминающимися были исследования Гагрского могильника — первый мой опыт участия в археологической экспедиции. Интересна находка Ачмардинских дольменов…

—  Какой теории о происхождении и назначении дольменов вы придерживаетесь?

—  На мой взгляд, мы имеем дело с погребально-ритуальными сооружениями, наверное, первой мировой религии, о которой ничего не знаем. Распространение дольменов огромно — от Урала до Пиренеев, и все они схожи. У них есть отличия, но они примерно такие же, как отличия христианских храмов разных конфессий. Создателями дольменов на Кавказе, несомненно, были предки абхазо-адыгов. Распространение дольменов совпало с началом кораблестроения и навигации, иначе бы этот культ не смог протянуться на такую территорию. В дольменах широко представлен обряд вторичного погребения,  распространенный в бронзовом веке. Также его можно увидеть в Гагрском могильнике, правда здесь он совершался в грунтовых ямах, или специальных погребальных урнах.

© ИЗ ЛИЧНГО АРХИВА ДАВИДА КАНДЕКАЛИ

ДАВИД КАНДЕКАЛИ У ДОЛЬМЕНА ВО ДВОРЕ МУЗЕЯ

Вторичные погребения

—  Зачем делались вторичные захоронения?

— Я считаю, что обряд зародился на заре мезолита-неолита.  Люди тогда занимались сезонным собирательством диких злаков, уходили далеко от зимовок. В пути кто-то из них погибал. Нельзя было хоронить кого-то в чужих, диких землях. Захоронение было временным, а по возвращении племени на место зимовки умершего снова хоронили уже на земле общины. Потом обряд распространился повсеместно, даже если человек умирал дома. Среди абхазских ученых эту погребальную практику связывают с культом бога молнии Афы.

— Остались ли еще в Абхазии места, где не ступала нога археолога?

—  Конечно. Дело в том, что в Абхазии система расселения людей практически не менялась, и важную для науки находку можно сделать у себя в огороде. Самая ранняя стоянка древнего человека, обнаруженная у нас – Яштухская (севернее Сухума) датируется возрастом 400-450 тысяч лет. В последние годы были найдены стоянки древнего человека в Дагестане, Армении, Грузии, на Таманском полуострове возрастом 1,8 миллиона лет. Если они есть там, значит, будут и у нас. Процесс “удревления” истории происходит постоянно. До второй половины ХХ века на территории СССР вообще не было раскопано стоянок древнего человека старше 500 тысяч лет. Для Абхазии проблема еще и в том, что сейчас в республике нет ученных-археологов, исследованиями занимаются историки. Единственный абхазский археолог Мушни Хварцкия погиб на войне в 1992 году. Он был командующим Гумистинским фронтом, посмертно ему присвоено звание “Герой Абхазии”. За небольшой срок он внес большой вклад в науку, вел раскопки стоянки неандертальцев в пещере Мачагуа в  Гудаутском районе, да и много еще чего сделал.

Гибель неандертальцев

—  Когда древние люди пришли на Кавказ?

—  Здесь надо разделять. Те, останки, которым больше миллиона лет, это вышедший из Африки “гейдельбергский человек”, от которого, по мнению некоторых историков, произошли неандертальцы и современные люди.

Неандертальцы жили гораздо позже – от двухсот до тридцати шести тысяч лет назад. Они обитали в горно-лесной зоне, поэтому раньше пришли на Кавказ, в Европу, Россию. Человек разумный кочевал десятки тысяч лет в прибрежной тропической полосе. Он раньше пришел в Австралию (она тогда еще не была отдельным материком, а соединялась с Евразией), чем на Кавказ. Человек начал двигаться вглубь материка только сорок тысяч лет назад.

Кстати, Абхазия в силу климата во времена ледниковых периодов была убежищем людей и животных. Ледники сюда не доходили. Именно поэтому здесь много эндемиков – растений, которых больше нигде не встретишь. Самое известное — реликтовая пицундская сосна.

После ледникового периода Абхазия, в силу природного потенциала, была одним из центров, где складывалось земледелие и скотоводство – то, что в науке называется “неолитической революцией”.

—  Что стало причиной гибели неандертальцев?

—  Они не выдержали конкуренции. Между неандертальцем и человеком разумным – эволюционная пропасть. Неандертальцы обладали зачатками искусства, погребального обряда, орудиями труда, но человек словно пришел в готовом виде, с культурой, речью, искусством, сплоченностью. К тому же неандертальцы имели слишком узкую сырьевую базу – ели только определенные виды животных и растений, люди же были всеядны, разумны, жестоки, и дни неандертальцев были сочтены.

Недавно появилась теория, связывающая гибель неандертальцев с мощнейшими извержениями вулканов Альпийского пояса Евразии (Кавказские горы, Армянское нагорье, горы Средиземноморья). Так что, возможно, человек разумный пришел уже на пустующую территорию.

Культ человека-медведя

—  В Абхазии встречается наскальная роспись, самый ранний вид искусства?

—  Крайне мало. Единственное, что можно связать с эпохой палеолита  – это изображение в гроте Агца в Новом Афоне. Там есть царапины — имитация следов когтей пещерного медведя. Возможно, это было некое священнодействие древнего шамана-колдуна “человека-медведя”.

Интересно и высеченное изображение человеческих ладоней на Гуарапском культовом камне, такие встречаются в Европе и Австралии. Здесь вспоминается изображения человеческой ладони на флаге Абхазии. Скорее всего, эти изображения отражают некое личностное самоутверждение древнего человека “я был здесь”, “я личность”.

Недавно в одной из работ мне стало известно о находке антропоморфной пластики, в пещере Окум. Это “палеолитические венеры” — каменные пышнотелые женщины, возможно символы матери-прародительницы, пока единственная находка такого рода в республике.

—  Искусство возникло от страха смерти и тяги к бессмертию?

—  Я думаю, это был просто способ передачи информации. Человечество училось владеть этим инструментом, пробовало его возможности.

—  Какими были древние люди? Что мы об этом знаем?

—  Анатомически это были почти современные люди. Внутренний мир помогает определить лингвистика. Практически  во всех языковых группах встречаются базовые слова, обозначающие части тела, числительные, абстрактные явления. На основе этого можно сделать вывод, что по менталитету мы не изменились. Люди тех времен в пещерах вечерами так же разговаривали о том, кто лучший охотник, какая женщина большая сплетница… Они были более практичными и жестокими, могли убить и съесть человека в голодные времена, но так же страдали и любили.

—  Что для вас наиболее интересно в древней истории?

—  На мой взгляд, заря человечества — самый интересный период – понять, как все начиналось. Точно мы этого никогда не узнаем. Будут отвергаться одни версии, появляться другие, но у нас слишком мало материала, чтобы получить все ответы.  Конечно, мне, как абхазу, интересно происхождение абхазского народа. Это пока непочатый край для исследований.

Sputnik Абхазия: http://sputnik-abkhazia.ru/analytics/20160405/1017802136.html#ixzz451xT26eh

Комментарии

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ